Об инвалидности

Признаться, раньше я никогда не задумывался о проблемах инвалидов. Родился и вырос в Иркутске. Закончил школу-интернат музыкантских воспитанников. Потом поступил в военный оркестр в Москве. Год прожил в казарме, занимался музыкой, участвовал в параде 9 мая на Красной площади. На летние каникулы приехал в Иркутск. Я находился в гостях у маминой одноклассницы в Утулике. Вместе с одной из ее дочек мы собирали шишки в лесу. Там я упал с огромного кедра высотой с четырехэтажный дом. Это произошло 24 июля 2000 года. Мне тогда было 16 лет.

Какие были первые ощущения? Истерика. Мне сразу представилась инвалидная коляска, казалось, жизнь закончилось. Дайте мне пистолет, и я застрелюсь.

Когда меня привезли в больницу в Байкальск, я еще чувствовал свои ноги. Думал, прооперируют, и через месяц я смогу ходить. У меня был компрессионный перелом с частичным разрывом спинного мозга. На месте травмы образовалась гематома. Ходить я уже не мог. После случившегося года полтора просто лежал. Не ползал, не ходил и вообще ничего не делал. Каждый день протекал одинаково: просыпаешься, умываешься, смотришь телевизор, слушаешь музыку, пытаешься читать книги.

Потом понял, что с этим диагнозом мне придется жить дальше. Надо было что-то делать. Тогда у меня появилась цель — научиться ходить. Занялся реабилитацией. Сначала сам делал разные упражнения, растяжку. Потом попал в детский реабилитационный центр, где со мной занимались врачи. После были занятия в Центре Дикуля. Я там жил и занимался по восемь часов в сутки. Огромное желание и целеустремленность мне помогли: я научился ходить на ходунках.

Цель была достигнута. Потом я понял, что необходимо выходить в общество. У меня были такие же комплексы, как у многих людей с ограниченными возможностями. Ты выходишь на улицу. Ты не такой, как все, поэтому чувствуешь на себе любопытные взгляды. И при этом испытываешь не самые приятные чувства — волнение, страх. Большинство инвалидов на этом замыкаются и сдаются, опускают руки. Но я поступил иначе. Чтобы преодолеть страх, начал ходить в ночные клубы с другом. Там много народа, особенно молодежи. В клубах я стал знакомиться с охраной, персоналом. Причем все получалось автоматически. Люди смотрели на меня, кто-то подходил и искренне восхищался мною, делал комплименты.

Сначала я стеснялся. А потом понял: большинство людей не считают инвалидов убогими. Мне многие говорили, что я молодец: несмотря ни на что, живу той жизнью, которой живет большинство людей. И это было сильным стимулом. 


Союз добровольцев России

О бизнесе

Я закончил училище-интернат для инвалидов. Потом стал заниматься сетевым маркетингом и ездить на семинары по развитию личности. Благодаря им я понял, что любой человек может добиться всего, чего хочет. Просто мечту нужно превратить в цель и поставить перед собой сроки для осуществления. Я хотел заниматься бизнесом. Мой первый проект был связан с медицинской техникой. В интернет-магазине я заказал ходунки, костыли. У меня уже были готовые покупатели. Как только пришел товар, я его сразу же продал. В то время у нас еще не было специализированных магазинов с медтехникой. Я давал объявление в газетах, делал накладные, привозил людям товар. Клиентам нравилась такая услуга, а для меня это был первый шаг в бизнес.

Лучший бизнес для меня сейчас — реклама. Я занимался изготовлением и размещением рекламных конструкций и баннеров. Я сам поднимался на верхние этажи зданий, когда нужно было согласовывать документы. Сам выполнял дизайн рекламных конструкций. Сам заказывал и выбирал стройматериалы, помогал строителям натягивать баннеры. Я и работник, и предприниматель в одном лице. Силы мне придают желание жить, развиваться, быть не таким, как все.

Этот проект я реализовывал два года, в месяц получалось зарабатывать от 50 до 100 тысяч рублей. Кстати, никто из моих друзей тогда столько не зарабатывал. Мне нравится заниматься бизнесом, потому что он дает возможность заработать деньги. А деньги, в свою очередь, дают определенную свободу и чувство уверенности. Можно путешествовать, хорошо одеваться. Если ты хорошо выглядишь, от этого улучшается настроение. Можно сходить в кино, кафе. Я не хвастаюсь этим. Но не могу не признать, что горжусь тем, что у меня получается. Ведь согласитесь, заниматься бизнесом получается не у всех.

Сейчас я разрабатываю новый проект. Пока не буду раскрывать секреты. Еще у меня есть мечта — сделать специализированную базу отдыха для людей с ограниченными возможностями. Мне кажется, что если бы такой лагерь существовал, то многие с удовольствием бы туда ездили.


Союз добровольцев России

О спорте

Однажды товарищ из Центра Дикуля позвал меня заниматься пауэрлифтингом. Я согласился. С первого раза выжал 110 килограммов. Криво, косо, но выжал! Даже сам не ожидал от себя. Потом нашел профессионального тренера. В 2011 году мы уже отправились на кубок России в Сочи. Там я занял второе место, стал серебряным призером.

В процессе дальнейших тренировок получил небольшую травму, поэтому перешел на легкую атлетику, сейчас занимаюсь метанием копья. Кроме того, учусь на факультете физической культуры по направлению «Адаптивный спорт» в Российском государственном педагогическом университете имени А. И. Герцена в Санкт-Петербурге.

О помощи инвалидам

Мне хочется, чтобы в Иркутске была доступная среда для инвалидов. Пандусы и съезды с бордюров должны быть на каждом здании в городе. В последние годы эта среда создается, но, к сожалению, не так, как надо. Вот нам говорят: есть пандус, и это удобно. А вы попробуйте сами сядьте в коляску и проверьте, удобно или нет. Я точно знаю, что нет. Как правило, чтобы воспользоваться пандусами, людям с ограниченными возможностями нужно приложить много неоправданных усилий.

Чтобы доступная среда создавалась по всем нормам и правилам, необходимо решить много проблем. В частности, уже существующие приспособления надо переделывать. Но добровольно этого делать никто не будет. А чтобы доказать, что пандусы не соответствуют нормам, нужна экспертная комиссия, в которую войдут в том числе и сами инвалиды.

Я готов взять на себя большую часть забот по решению этой проблемы. Но в таких делах нужна поддержка власти, как ни крути. Я считаю, что наличие пандусов и бордюров — это определенный уровень учреждения, как в пятизвездочной гостинице. Если в торговом центре нет нормальных пандусов, значит, это торговый центр низкого уровня. Мы такие же клиенты, как и все остальные.

Сейчас я не чувствую никакого барьера в общении со здоровыми людьми. Думаю, что они со мной тоже. Я нормально одет, нахожусь в хорошей физической форме, и мне это приятно. Никто из моих друзей не видит во мне никаких ограничений. Рамки придумали люди, которые ограничивают сами себя и не хотят выходить из зоны комфорта. Я с этим категорически не согласен. Не получается ничего у тех, кто ничего не делает.

Адрес:
Телефон:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять