Так происходит и сейчас – мы можем все чаще слышать о скандалах, связанных с объединениями сектантского толка. Среди них есть и старые, уже общеизвестные (вроде сайентологов и “Свидетелей Иеговы”), и новые, только-только зародившиеся религиозные движения. Объединяет их одно – реальная опасность для психики и имущества их членов. Но не только для отдельных людей опасны секты: они несут прямую угрозу национальной безопасности страны.

Дело в том, что «формат» веры в высшие силы для таких групп – дело десятое. А аргумент «дайте нам верить так, как мы хотим» полезен для отстаивания своего права на оболванивание людей в суде или СМИ. Вера не основное. Если рассматривать секту с точки зрения социологии, то основной её характеристикой является стремление членов к безусловному подчинению лидеру. Это подтверждается даже филологически – само слово «секта» происходит не от созвучного «secare» или «отсекать», как любят рассказывать сектанты, ссылаясь на религиозные свободы и на то, что они просто «отсекли сами себя от погибшего дерева классических религий», а от латинского «secui» или «следовать за». Изначально этим словом обозначали небольшие группки, фанатично преданные своему учителю. А такая преданность – верный залог контролируемости и возможности использования в своих целях.

Нет ничего удивительного, что, по сообщениям исследователей, соглашения с крупными сектами, вроде тех же сайентологов, заключены Центральным разведывательным управлением США. И то, что в событиях на Украине ведущую роль играли неопятидесятники, никак не связано с особенностями их веры (разве только специфика богослужений с обязательным погружением в трансовые состояния увеличила контролируемость членов), а вот с четкой структурой руководства и управления, железной дисциплиной и подчиненностью (в конечном итоге «кровавому пастору» Турчинову) связано напрямую.

И то, что сейчас в Россию проникают эмиссары этих сект под видом беженцев – это лишь новый виток развития проблемы, но не нечто абсолютно новое. Секты в нашей стране действуют давно, и частично успешно, в отличие от Украины, самые одиозные из них все-таки преследуются по закону. Но возможности для такого преследования крайне ограничены. Это связано с очевидными пробелами в законодательстве, в частности с тем, что до сих пор не существует юридического определения секты.

Как правозащитник, я намерена всячески способствовать борьбе с сектами – не с формами веры в Бога, а с неконструктивными группами, которые могут стать удобным инструментом для тех, кто желает зла народу моей страны.

Член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, Руководитель Координационного совета Всероссийской общественной организации «Союз добровольцев России» Яна Лантратова.

Адрес:
Телефон:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять