Дальше о том, как развивалась разоблачительная кампания, насколько принятые в детдоме №1 порядки отличаются от обычной практики забайкальских интернатов, и как сейчас живут пострадавшие дети и их воспитатели.

Летом 2015 года воспитанники детдома №1 Читы отдыхали в летнем лагере. Одного из них, шестилетнего мальчика, в качестве наказания за взятые без спроса в комнате педагогов банан и две конфеты избили палкой по рукам воспитательницы – Елена Смолина и Баира Будаева. Другие дети тоже участвовали в экзекуции: Смолина и Будаева заставили их по очереди ударить мальчика по рукам.

Позже воспитатель Смолина продолжила наказывать мальчика: посадила его в клетку на территории лагеря. Такое, рассказали детдомовцы навещавшим их активистам Забайкальского регионального отделения Союза добровольцев России, повторялось не раз.

Узнавшие об этом случае добровольцы обратились к детскому омбудсмену региона Владимиру Шадапову. (Сегодня он уже бывший омбудсмен – в сентябре 2015 года его сняли с должности из-за выявленных прокуратурой и доказанных в суде махинаций с зарплатами). Шадапов вместе с инспектором по делам несовершеннолетних провел проверку в лагере и решил, что нарушений со стороны Смолиной не было, но воспитательницу Будаеву уволили. Это произошло в августе, а в ноябре Смолина стала обвиняемой по уголовному делу.

О ситуации в детдоме №1 я узнала от координатора направления помощи детям-сиротам читинского СДР Анны Кужиковой. Анна уже четыре года общается с подопечными детдома, но говорит, что о методах «воспитания», которые там практикуют, ей стали рассказывать только этим летом.

Четыре года назад Кужикова пришла в детдом как волонтер, а потом отучилась на педагога и стала работать воспитателем.


«Я с ними четыре года общаюсь, они ничего подобного не рассказывали, потому что для них это было нормой. Может, они не видели. Когда я туда устроилась работать воспитателем, я начала жить их жизнью. Мне, естественно, первые начали рассказывать воспитатели, а потом уже дети», – рассказывает доброволец.

О мальчике, избитом и запертом в летнем лагере, ей рассказала воспитатель Елена Номаконова. После того, как история получила огласку, Кужикову из детдома уволили и попытались запретить ей общаться с детьми.

Описанное стало не единственным эпизодом жестокого обращения с детьми, о котором члены Забайкальского регионального отделения СДР рассказали мне в августе этого года. Добровольцы писали, что вслед за воспитательницей о практикующихся в детдоме наказаниях стали рассказывать и сами дети.

Все тот же шестилетний мальчик, считавшийся в детдоме особенно проблемным, за свои жалобы на голод и просьбы дать еды получал кастрюлю, в которой были перемешаны первое, второе и третье блюда; впрочем, иногда его просто лишали пищи. Перед сном к ногам ребенка скотчем приматывали чужие протезные ботинки: чтобы, если ночью он не будет спать, а отправится искать еду, воспитатели его услышали.

В наказаниях часто участвовали старшие дети. Как рассказывали подростки, Смолина регулярно давала им указания «разобраться» с младшими и «дисциплинировать» их. За это она общалась со старшими на равных, делилась сигаретами и закрывала глаза на их проступки. Но в случае отказа помогать в «воспитании» младших детей старших тоже ждало наказание.

Добровольцы описали случай, когда двум сестрам, разбившим тарелку, воспитатели положили еду на ладони и заставили девочек есть друг у друга из рук. Еще одного воспитанника привязывали скотчем к столбу, оставив его на солнцепеке и изредка обрызгивая водой из ручья. Этого же мальчика вместе с другим детдомовцем однажды примотали скотчем к двери вверх ногами. Дети провисели вниз головой несколько часов.

Перечисленные в записке издевательства относятся к периоду с августа по октябрь 2015 года, но похожее происходило и раньше. Воспитанники рассказывали, что одного из мальчиков пять раз отправляли в психбольницу, где его били по голове или головой об стену и привязывали к кровати. По словам детей, сотрудники больницы окунали их головой в унитаз и делали уколы аминазина – сильнодействующего нейролептика. Одна из старших воспитанниц по возвращении из психбольницы должна была принимать таблетки, от которых она постоянно спала.

Эта же девочка в октябре 2015 года пострадала от действий дознавателя полиции Дарьи Салтановой. 15-летняя воспитанница детдома вернулась с прогулки позже, чем разрешено. По вызову воспитателя в учреждение приехала сотрудница розыскного отдела Салтанова, которая стала оскорблять подростка и трепать ее за волосы, не выпуская в туалет и приговаривая: «Иди под себя». Позже девочку увезли в УВД, там ее оставили на ночь. Сотрудники отдела полиции не давали ей еды и воды и не пускали в туалет. Вернулась в детдом она только утром.

Представление об общей атмосфере в детдоме №1 дают и некоторые другие из принятых там практик. Так, еще при прежнем директоре Николае Герасименко в Центр имени Подгорбунского перевели мальчика, которого в предыдущем детдоме изнасиловали старшие ребята. Директор Герасименко пытался заняться реабилитацией пострадавшего ребенка, а также обратился в Следственный комитет, но через день после этого его уволили. Новый руководитель детдома особого значения ситуации с ребенком не придавал. Дети с ведома и поощрения воспитателя группы признали мальчика «опущенным»: с ним больше не общались, он ел отдельно ото всех.

Принятое среди блатных заключенных колоний и тюрем понятие «опущенный» применялось и к мальчику-дошкольнику, которого старшие воспитанницы привели в спальню к девочкам и бросали на другую дошкольницу, заставляя детей целовать гениталии друг друга. Затем обоих заперли в шкафу. После этой экзекуции с мальчиком перестали общаться не только дети, но и воспитатели.

Первое уголовное дело возбудили на 57-летнюю Елену Смолину – воспитателя, которая, будучи начальником лагеря, била и запирала шестилетнего мальчика в клетке. Смолину заподозрили в превышении должностных полномочий и незаконном лишении свободы несовершеннолетнего. Воспитательнице предъявили обвинения, суд поместил ее под домашний арест.

13 ноября в регион приехали сотрудники центрального аппарата следственного ведомства. В тот же день на работников детдома завели новые дела. Также СК пообещал дать правовую оценку действиям местных чиновников, ответственных за защиту прав детей. Обыски прошли в министерстве социальной защиты населения региона, подразделении УМВД Читы и комиссии по делам несовершеннолетних города, в аппарате детского омбудсмена Забайкалья.

14 ноября ведомство сообщило о новых делах в отношении той же воспитательницы Смолиной за жестокое обращение с «неугодным» ей шестилетним мальчиком. Следователи узнали, что она сажала ребенка в клетку и давала указание старшим воспитанникам уносить мальчика в большой сумке в лес, где его оставляли одного. В педагогическом арсенале Смолиной был не только страх, но и унижение: она переодевала дошкольника в женскую одежду и заставляла его в таком виде стоять на общей линейке.

15 ноября задержали дознавателя УВД Читы Салтанову, которая таскала за волосы 15-летнюю девочку-подростка, ее обвинили в превышении полномочий. Дела возбудили и в отношении двоих сотрудников дежурной части УВД Дмитрия Будникова и Владимира Сарина, которые на несколько часов закрыли девочку в камере.

К 16 ноября появилось еще восемь уголовных дел об издевательствах над детьми. Уволенную воспитательницу Баиру Будаеву за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего объявили в розыск. Исполняющую обязанности директора детдома в летний период Ирину Грешилову заподозрили в халатности и отстранили от должности. Двое санитаров краевой психбольницы №1, куда отвозили детдомовцев, стали обвиняемыми в нанесении побоев.

К 25 ноября только в отношении сотрудников детдома №1 из-за жестокого обращения с воспитанниками было возбуждено 16 уголовных дел.

После того, как СК начал расследовать происходившее в детдоме, на малолетних потерпевших и свидетелей начали оказывать давление: их убеждали больше не давать показаний, иначе учреждение расформируют, а дети окажутся на улице. По нашим данным, вечером 9 ноября в детдом приходили двое его выпускников, так называемые «смотрящие» – Евгений Титов и некий Зайцев. Оба осуждены и отбывают условные сроки наказания. Дети рассказали, что молодые люди проводили с ними «разъяснительные беседы», а утром следующего дня к беседам присоединились более взрослые «смотрящие». Воспитанники не назвали их фамилий, объясняя, что боятся, потому что эти люди «могут сделать все, что угодно». Детдомовцам внушали, что Смолину надо защищать, потому что она «своя», а ее методы воспитания помогли выпускникам «стать людьми». Давших показания детей начали называть «стукачами».

Председатель Забайкальского правозащитного центра Анастасия Коптеева, которая имеет опыт общения как с выпускниками местных интернатов, так и с их сотрудниками, отмечает, что порядки в забайкальских сиротских учреждениях схожи с тюремными. В каждом детдоме действительно есть «смотрящие».

Нам удалось привлечь к ситуации в детдоме внимание только после того, как я сама приехала из Москвы в Читу и стала собирать свидетельства детей. Курирует эту ситуацию центральный аппарат СК, мы на этом настояли. Началась проверка, и все дети подтвердили информацию. Там уж слишком много фактов издевательств было и не над одним ребенком.

Воспитательница Елена Смолина находится сейчас под домашним арестом, а другие сотрудники детдома №1 продолжают работать на своих местах. В детском доме сейчас находится директор Светлана Базелевич, в отношении нее ведутся проверки, но на нее нет пока никаких дел, в том числе потому что она пришла сравнительно недавно. Проверки идут в отношении бывших сотрудников и воспитателей. Но нас заверили в СК, что все дети будут защищены.

Но к директору Базелевич у нас тоже есть претензии: после того, как бывшая сотрудница учреждения и активист СДР Анна Кужикова помогла одной из воспитанниц написать обращение к забайкальскому уполномоченному по правам ребенка, директор распорядилась не пускать ее в детдом. Сейчас Анна продолжает общаться с детдомовцами. По ее словам, воспитанники, которые давали показания, уже не подвергаются давлению. Известно, что мальчик, которого унижали из-за пережитого изнасилования, был усыновлен. 15-летняя девочка, пережившая издевательства дознавателя, находится в центре для трудных подростков. Многие из пострадавших детей остаются в детдоме №1.

После скандала в детдоме №1 проверки начались и в других забайкальских интернатах, там тоже нашли нарушения. Сотрудники СК и члены Совета по правам человека с 23 по 25 ноября посетили интернаты в Чите, Агинском и Борзинском районах края.

Ответственный секретарь Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, Председатель Координационного совета Всероссийской общественной организации «Союз добровольцев России» Яна Лантратова

Использована информация с сайта

Адрес:
Телефон:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять